Итоговая пресс-конференция. Стенограмма.

17 ноября 2009 г.

Сайт болельщиков skaenergy.ru предлагает Вашему вниманию стенограмму пресс-конференции, прошедшей 7 ноября 2009 года. В пресс-конференции, посвященной итогам сезона-2009, участвовали генеральный директор ФК «СКА-Энергия» Сергей Яковлевич Фельдман и нападающий ФК «СКА-Энергия» Василий Кармазиненко.

С.Фельдман: Добрый день, уважаемые журналисты, средства массовой информации! Сегодня у нас заключительная, итоговая пресс-конференция футбольного сезона 2009 года. Я, с вашего позволения, сделаю небольшое вступительное слово, если у вас останутся вопросы – с удовольствием отвечу, так же как и Василий.

Закончился 2009 год, закончился на минорной ноте, команда заняла 15-е место, это самое низкое место за все время моего пребывания на этом посту. Тем не менее, задача-минимум, которую никогда никто не ставил, выполнена – команде сохранено место в первом дивизионе, а за эти места бьются 20-30 команд из второй лиги, которые с удовольствием бы играли в первом дивизионе, у которых есть и финансы, и средства, и желание, причем не только у команд, но и у руководства субъектов Федерации, чтобы повышался социальный статус этого субъекта Федерации. А мы, футбольная команда «СКА-Энергия» из города Хабаровска, мы за него не бились, потому что уровень команды этого года подразумевал, для меня прежде всего, совсем другое. Команда практически шесть туров назад просто, по-русски говоря, «бросила лопаты» и перестала играть, учитывая все субъективные и объективные факторы, которые повлияли в этом сезоне.

Я на этом посту уже четыре года. Первый год я был заместителем генерального директора, отвечал за детско-юношескую спортивную школу, за вторую команду, и сейчас уже четыре года я генеральный директор. За это время команда, как вы помните, в первом же сезоне, заняла самое высокое место в российском рейтинге за годы выступлений в Первенстве России (пятое) и у многих, в том числе и у меня, были самые радужные мысли по поводу будущего. Но, как показало время, футбол не только не ускорил шаг, но и наоборот намного отступил назад. Что к этому привело? Естественно, вся работа футбольного клуба строится из бюджета. Каждый год составлялся бюджет, в котором разложены все статьи, что потрачено на футболистов, что на сборы, что на выезды, что на домашние игры, что на трансферные расходы. Была хорошая программа предложена, мы стали собирать команду, апогеем которой стал этот сезон. Вы, конечно, следили весь год за всей нашей жизнью в этом сезоне. Команда этого года была способна на очень многое. Перед ней можно был ставить задачи, учитывая, что в этом году всего 73 очка понадобилось «Сибири» для выхода в Премьер-лигу – такого малого количества очков для выхода в Премьер-лигу раньше не было. Поэтому и перед нашей командой можно было ставить такие задачи как перед сезоном, что в середине сезона, что после 30 туров еще можно было за что-то цепляться… Мы исходим из бюджета, из задач, которые перед нами ставят. Скажу честно, задачи перед нами никто не ставил, не один год. Первый раз нам поставили задачу в 2006 году, когда Владимир Александрович Попов – бывший председатель попечительского совета, бывший первый заместитель председателя Правительства Хабаровского края, то ли в шутку, то ли всерьез, не особо рассчитывая, что мы займем пятое место, сказал, «будет пятое место – вот вам такие бонусы». И команда играла великолепно, вы все помните, нас уважали, боялись где-то… и мы, не натягивая нервы, стали пятыми. Естественно, никаких бонусов, никто не получил, но дело не в этом, дело не в деньгах. Дело в том, что каждый человек должен жить с целью. Без цели жить неинтересно, да и не имеет смысла. Поэтому, раз задачи нам никто не ставил, задачи мы сами себе выдумывали. И в этом году была нормальная задача – приблизиться, показать, что мы существуем. Создалась хорошая команда, были выкуплены игроки очень приличного уровня: Мурнин, Гарбуз, Кабанов, Алхимов. У нас всего один человек был в аренде – Сергей Нестеренко из «Рубина», остальные были собственностью клуба «СКА-Энергия». Учитывая, что мы работаем исходя из бюджета, поэтому и берутся такие игроки, ставятся определенные задачи и цели.

Бюджет этого года в размере 210 миллионов рублей был утвержден Губернатором края Виктором Ивановичем Ишаевым и подписан председателем попечительского совета. Каждый год нам недодавалось от 10 до 15 миллионов. Это, по меркам нашего бюджета, не такая уж большая сумма. Где-то, с 2006 года, мы перекрывались продажей игроков – Димидко, Никифоров, Файзулин. Отдавали обратно игроков за те же деньги, за которые брали – то есть в «минус» мы не шли. За счет этого мы могли перекрывать деньги, которые спонсоры недодавали. С сентября прошлого года команда практически перестала получать деньги. Бюджет 2008 года был 200 миллионов рублей, из них недополучено 47 миллионов, то есть одна четвертая бюджета. Это значит, надо на чем-то экономить. Естественно, мы экономим. Мы не летаем чартерными рейсами, мы не берем в поездки полную «обойму», мы перестаем брать оператора, некоторых тренеров, мы выискиваем не самые дорогие гостиницы, но на питании не экономим. Пришлось начать сезон с дефицита в 47 миллионов рублей. Мы поехали в январе на сборы. Все сборы и все билеты на январь, февраль, март были даны авансом, потому что хорошо была выстроена работа администраторов, начальника команды и моя с теми, кто продает билеты, с агентами, с авиационными предприятиями, потому что нас знали и уважали, как в Москве, так и в Турции. 90% команд России проводят сборы в Турции не от того, что это модно, а от того, что жизнь заставляет: там все спарринг-партнеры, все условия для нормальной подготовки. Можно было сэкономить на сборах, но мы исходили из подписанного бюджета, предполагая, что эти деньги нам придут, поскольку были даны обещания и гарантийные письма. Скажу честно, что за билеты за январь-февраль-март деньги еще не выплачены, и мы вынуждены были уйти к другому авиационному агенту. За сборы с января по март мы рассчитались только в октябре. Наступает март, начало сезона. Футболистам и работникам клуба нет зарплаты за декабрь, январь, февраль, март, и премиальных за весь второй круг прошлого года. Как вы думаете, начнут ли футболисты играть? Начали бы, но с каким настроением… Мы все люди амбициозные… Поэтому было принято решение: я занимаю деньги у частных инвесторов, в конце концов рассчитываюсь с ребятами за второй круг прошлого года, и мы начинаем играть. Хорошо ли играли, плохо ли – я могу свое мнение высказать, но футбольные специалисты все уже разложили «по полочкам». Были и объективные причины не очень хорошего выступления – шесть человек получили травмы, не хватало игроков основного состава, пять человек из шести сделали операции, восстановились, но эпопея с невыплатой зарплаты продолжалась. В мае выплатили ребятам зарплату за декабрь-январь, в июне выплатили за февраль, и на данный момент зарплата выплачена только за июнь, и ни одной премиальной выплаты ни за одну игру. В такой ситуации морально очень тяжело.

В течение всего сезона мне как генеральному директору приходилось сдерживать негативное отношение ко всему этому от футболистов, работников клуба. От работников клуба - в меньшей степени, так как они все-таки хабаровчане, а футболистов я понять могу на все 100%, потому что ребята в основном приезжие, они приезжают сюда зарабатывать деньги, они живут здесь с семьями и с детьми, им иногда не хватает денег даже на продукты, они занимают друг у друга по тысяче рублей… Если вы знаете, сколько мне стоило оставить в команде Василия Кармазиненко, сколько мы разговаривали, и сколько я всего ему понаобещал… Человеку, который проиграл здесь семь сезонов, и сердцем и кровью предан футбольному клубу «СКА-Энергия» (Хабаровск), и у которого есть серьезные предложения. И он бы на эти предложения откликнулся, но когда он увидел на сборах меня и Файзулина… я видел его глаза – он здесь с удовольствием хочет играть, но хочет получать за это достойную зарплату. Я его прекрасно понимаю. И я прописал ему в контракте достойную заплату. И Василий здесь женился, ребенок у него здесь родился в этом году. Но парень взрослый, которому 26 лет, который дальневосточник и хочет им оставаться, никакой помощи не имея, сейчас сидит без денег… Это я просто на примере дальневосточного парня. А что уж говорить о тех ребятах, 80% которых составляют игроки приезжие. Из них приезжие, которые по 2, по 3, по 5 лет отыграли здесь. Им здесь нравится, нравится город, нравится инфраструктура в городе. Город занимает всегда первые места, но город практически никак не относится к футболу, к «спорту номер один». А футбол – это «спорт номер один», я это не устану повторять. Есть у нас хорошие виды спорта, я сам люблю и хоккей с мячом, и хоккей с шайбой (хоккей с мячом – в меньшей степени, потому что на Сахалине, где я родился, хоккей с мячом не культивировался)… Но давайте подходить честно к этому – сколько команд играет в других видах спорта, и сколько играет в футбол. Да, мы занимаем и 21-е место в России из 112-ти, и 25-е из 112-ти, и 24-е. 112 команд играет профессионально, и сейчас команды только прибавляются. Сейчас Уссурийск пойдет во вторую лигу… И уже вы видите, в «Советском спорте» тренера дают интервью после игр «Черноморца» из Новороссийска: «вот, «СКА-Энергия» снимется из-за финансов, и мы пойдем вместо них, с удовольствием»… хотя они вылетели по спортивному принципу. Мы по спортивному принципу не вылетели, и даже никто особо не волновался за это, потому что уровень этой команды позволяет даже без денег оставаться на плаву, где мы и держимся. И тренер Тюмени уже высказывается, что они с третьего места войдут в первый дивизион, сейчас «СКА-Энергия» (Хабаровск) откажется… Вот какой слух идет по всей стране… Это, конечно, не способствует ничему.

Что еще рассказать… Как футболистов в этом году выгоняли из квартир, потому что за квартиры нечем платить? Как Василий на последней домашней игре получил травму, которая несовместима с его физическими данными? Сердце у человека схватило, пять минут откачивали, потому что на медицину у нас денег не было, на препараты, на какие-то витамины, потому что надо везде «затыкать дыры», этот год превратился в «затыкание дыр»… На каждую поездку занимались деньги. Каждая поездка, питание, проживание, даже домашние игры – все превращалось в заем денег. А потом приходят три копейки, и начинаешь раздавать их срочно, потому что каждая поездка - в долги.

Вы знаете, что бюджет состоит из расходной и доходной части. Так сложилось, что доходную часть нам сложно где-то иметь. Мы имеем по 20-30 тыс.рублей за аренду искусственного поля и все. Но это поле настолько загружено, там занимается две детских школы: и СКА, и бывшая «СКА-Энергия» (я еще затрону этот вопрос), и арендаторы, и все краевые, и городские, и дальневосточные соревнования здесь проходят у четырех команд. За билеты мы не получаем: у нас есть нормальный договор с Краснознаменным Дальневосточным военным округом. Мы на их базе находимся, и надо отдать им должное, и большое спасибо, что они нас держат. Они завтра захотят проводить здесь какие-нибудь мероприятия типа «взятия Рейхстага», и мы закончим здесь существование вообще, потому что в городе нет ни одного запасного поля естественного, ни одного стадиона лицензированного. Поэтому еще раз большой низкий поклон военным, что они нас сюда пускают, и что мы на их базе номинально в аренде, а на самом деле ничего не платим, они просто так к нам относятся хорошо. Поэтому у нас доходной части практически никакой нет, и это плохо. Клуб должен развиваться и существовать. Бюджета развития у клуба никакого нет. Это политика медленного вымирания. И мы сейчас бьемся уже в конвульсиях, практически по пояс в могиле. Так дальше клуб существовать не может. И не должен, любой профессиональный клуб.

Вот возьмем 19 команд, не считая МВД. Я в каждом городе был, со всеми руководителями знаком и разговаривал, общался. И вы бы видели, что там творится: там такие условия… Посмотрите «Краснодар»: они строятся, у них дети, школа, автобусы… Что мы имеем? У клуба нет ничего в активах: один автобус большой и три машины - одна легковая и два автобусика, на ладан дышащие. Все, в клубе больше ничего нет. Были футболисты – это очень большой актив, но этот год нас настолько «подсел», что некоторые сбежали, хотя они были нашими, и их можно было продать. Сейчас профессиональный спорт, и можно где-то на этом заработать, какие-то дыры заткнуть и этим. Но у нас бесплатно ушел Багаев, за которого 150 тысяч долларов было отдано «Рубину», а сейчас он стоит 200-250. Но он ушел бесплатно. Потому что любой футболист, не получая зарплаты более 15 дней, согласно Регламенту может подать на КДК и уйти бесплатно. Бесплатно ушел Епифанов в «Амкар», и будет играть в следующем году в основном составе «Амкара». Ушел Хатаженков, а за него тоже деньги были выплачены, около трех миллионов рублей, он был выкуплен нами. Про Невокшонова говорить не буду – мы сами поспособствовали, чтоб он ушел, это отдельная тема. И многие игроки тоже подумывали об этом. И сколько стоило усилий говорить с ними, рассказывать, обещать… Я превратился просто в «обещалкина». Там - в «просителя», здесь - в «обещалкина». И они верили, и я отдаю им должное. И после последней игры с «КАМАЗом» (Васи там не было, он сейчас лечится) я поднял за них рюмку, за их здоровье, спасибо огромное сказал, потому что я знаю, что практически с 80% этих футболистов я уже не увижусь. А если учесть, что практически у всех заканчиваются контракты - до свидания, деньги, до свидания, отношение к команде. Всегда Хабаровск славился тем, что здесь выплачивалось, много ли, мало ли, но всегда все вовремя, и всегда к концу года все выплачивалось. Теперь нет, теперь пойдет слава другая. Теперь надо будет набирать новых футболистов, объяснять, рассказывать. И, поймите меня, каждое утро в этом году я открываю глаза и думаю: «сегодня надо деньги достать». А еще утром идешь на работу и смотришь в глаза футболистам, которые тоже смотрят, но они уже последнее время не задавали вопросов. Я от них не бегаю, я каждый день на работе, каждый день на тренировке, потому что если б я начал от них где-то прятаться, они бы вообще бы закончили играть. Но я не такой человек. Поэтому негативное отношение футболистов удавалось, конечно, сдерживать, мы доиграли этот сезон, закончили его на 15-м месте. Сами видите, 47 очков набрали, но это не показатель команды, мы их набрали, и футболисты, видимо психологически совсем закончили играть, и перестали просто играть. Учитывая, что у нас еще Максим Кабанов получил травму. Кстати, в последней игре он получил травму более серьезную, мы 1:0 вели, он вытащил пенальти, и у него вывернулась рука и локоть. Сейчас предстоит операция на локтевом суставе. А у него уже очень интересные предложения были из Премьер-лиги. И вот эти люди, которые по 4-5 месяцев не получали зарплату, они рискуя своим здоровьем, выходили на поле и бились за Хабаровск, за хабаровскую команду, за то, чтобы мы остались в первом дивизионе по спортивному принципу.

Сейчас дефицит бюджета составляет около 90 миллионов. На данный момент от спонсоров пришло 134 миллиона, из них 24 миллиона было отдано долгов за прошлый год. Остается практически 110 миллионов при бюджете 210 миллионов. Где-то я сэкономил… вот нужно 90 миллионов, чтобы закрыть этот сезон. Учитывая те возможности и те обещания спонсоров, что у нас остались, мы можем набрать еще 60-65 млн.рублей, не более того. Предстоит в декабре аттестация, самый главный там принцип – не иметь долгов перед футболистами и перед работниками клуба. Но если работники клуба, не имея зарплаты, а все мы здесь местные, напишем, что долгов нет, то из футболистов мало кто это сделает. И на данный момент это правильно. Потому что иначе эту глыбу не свернуть.

Теперь про детей и юношей хочу поговорить. Была выстроена хорошая стратегия, хорошая пирамида. Была детско-юношеская школа при футбольном клубе «СКА-Энергия», и вторая команда как промежуточный этап между школой и основной командой. И дети добивались хороших результатов на выезде, не говоря уже о чемпионатах Дальнего Востока и края. Росли дети, из них вышли Димидко, Суховерхов, Никифоров, Файзулин прошел через вторую команду. Но затем вышел закон о том, что нелюбительским клубам деньги из бюджета давать нельзя. Сделали хорошее дело – открыли стадион «Энергия», сделали Краевой детский центр развития футбола, дети вместе с тренерами перешли туда официально, а это государственное унитарное предприятие. Естественно, никакой тренер при зарплате в пять тысяч рублей тренировать не будет, поэтому, естественно, футбольный клуб помогал – тренерам с зарплатами, детям с поездками, потому что не все поездки спорткомитет наш оплачивал, он оплачивал в основном первенство края, первенство Дальнего Востока. Что касается дальних поездок под эгидой Профессиональной футбольной лиги, Российского футбольного союза – раз не было подписи Фетисова, поэтому денег никто не давал, и опять все это легло на плечи футбольного клуба. Но на детях никто экономить не будет, детей надо было отправлять, потому что без соревнований нет смысла держать все это хозяйство. Ни один ребенок не пойдет заниматься видом спорта, не видя перед собой какой-то высокой цели. Вот есть футбольный клуб «СКА-Энергия» (Хабаровск) – дети идут в футбольную школу, есть «Амур» - дети идут в хоккейную детскую школу «Амур». Не было бы «Амура, не было бы «СКА-Энергии» - сколько бы мы детей потеряли… 90% детей бы потеряли. Это социальное явление, они бы оказались на улице, в подвалах, в подъездах – там бы они гуляли, отдыхали бы… На данный момент у нас занимается около 300 детей. Почему я говорю «у нас»? Потому что я считаю их своими. И первый же удобный случай будет – они будут именно в структуре клуба. Потому что так должно быть. Каждый нормальный профессиональный клуб обязан иметь при себе детскую школу или быть одним из учредителей. Я вам сразу скажу, что с 2011 года без такой школы лицензия сразу будет прекращена. Так вот бюджет краевого детского центра развития футбола выполнялся только на 50 процентов. И чтобы сэкономить деньги, сейчас детско-юношеская школа находится под «прикрытием» краевой ДЮСШОР, где семь видов спорта: лыжи, коньки, горные лыжи, футбол... Я ни в одном субъекте Федерации не видел, чтобы футбол загнали под все виды спорта. Как бы это ни было, но это социальное явление. Вы помните матч с Голландией – вся страна бегала с флагами. Я не хочу сравнивать с другими видами спорта, и другие виды спорта все любят и уважают. Футбол не надо сравнивать с другими. Президенты отменяют рабочие дни, устраивают выходные, идут на футбол… Больше рассказывать здесь нечего. Поэтому на данный момент дети у нас просто бесхозные. Они так же занимаются в ДЮСШОР, то там, то здесь, но в основном – здесь, на этой базе. Юноши, вторая команда, испытывают такие же трудности. В следующем году, возможно, не будут играть по третьей лиге, любительской, на Дальнем Востоке, потому что не все деньги им дают - на судей не дают, на то не дают: «это ваша команда, пожалуйста, спонсируйте». Но если в пирамиде средний виток убрать – тогда все будет рушиться.

Встречался я, конечно, и с новым Губернатором. В разговоре с Губернатором мне, естественно, дали понять, что финансовая и политическая поддержка будет существовать. Я встречался в сентябре. Я чувствую сейчас, что поддержка есть, в основном политическая. И Юрий Иванович Оноприенко сейчас взялся за дело, наверное по приказу Вячеслава Ивановича Шпорта. Но поймите, что поезд уходит, а мы держимся за подножку. Сейчас мы готовим документы, в декабре их сдавать на аттестацию. Можно дотянуть до января, до февраля, можно. Но где гарантия, что будет это все? Вот завтра захочет Вася пойти в другую команду и уйдет бесплатно.

Да мне уже не денег жалко, мне жалко отношения к футбольному хозяйству в городе Хабаровске. В таком городе, в который все приезжают и ахают. Это не хоккей, где команды приезжают и говорят: «Как к вам далеко лететь, не будем летать». Никто не плачет, заметьте, никто. И все только радуются: в Хабаровск летим, такой шикарный город. Даже в паре мы играем с Владивостоком, так между играми живут здесь три дня, и один день во Владивостоке, потому что город нравится. И сейчас все недоумевают, просто недоумевают.

Не знаю, интересен ли еще клуб журналистам или нет – я думаю, что не очень интересен, потому что вы в большей степени люди независимые, может я ошибаюсь. Но хотелось бы, конечно, чтобы от средств массовой информации больше внимания было уделено футболу, чем сейчас. Чтобы не обсуждались только «как сыграли» и строчки беглые, а чтобы в глубине где-то порылись… потому что неровен час, что мы погибнем через пару месяцев. Этого не хочется. Вы же создаете реальность жизни, это сейчас PR называется, вы создаете общественное мнение, поэтому всегда хочется поддержки. Я всегда говорю, что я открыт для вас.

Вот так мы прожили год. В конце концов сохранили свое лицо, сохранили статус команды первого дивизиона. Поверьте, это очень высокий статус: 16 команд в премьер-лиге, и всего 20 в первом дивизионе, остальные 80 бьются за то, чтобы сюда попасть.

Вкратце, вроде бы все рассказал.

Единственное, что для информации могу сказать – у кого закончились контракты. Точнее, скажу, у кого они еще есть – это будет быстрее. Есть контракты у В.Аксютенко, А.Купчина, В.Кармазиненко, В.Запояски, А.Серана, А.Нечаева. Еще у Максима Счастливцева. Напомню, что Максим Счастливцев сейчас будет делать операцию, и 6 месяцев ему нельзя будет ничего делать. Так же как и Суховерхов едет сейчас на третью операцию и от 3 до 6 месяцев восстановления, так что это в пассиве у нас. Вот столько у нас людей осталось. С остальными людьми был разговор. Можно разговаривать смело, но, поймите меня, как можно разговаривать с людьми, которым еще столько должны, а есть предложения от других команд. Те же Мурнин, Гарбуз, Сафрониди, Казиханов, Олеников. Конечно, «удочки забрасывались», разговоры были. Не знаю, верят они или не верят уже. В любом случае, они свои деньги получат – через суд или через Контрольно-дисциплинарный комитет в РФС.

Что касается главного тренера, то у В.Ф.Файзулина контракт до 15 декабря, и я скажу честно, что я с ним на эту тему не разговаривал, и он все прекрасно понимает. Как можно разговаривать с главным тренером, заслуженным тренером России, который проработал в Премьер-лиге, проработал в приличных командах первого дивизиона с большими задачами, как можно разговаривать о следующем годе, если он не имеет никаких рычагов на команду, и ему не так уж комфортно работать здесь. Пока разговора никакого не было, и разговор о главном тренере остается открытым.

Главное определиться надо – будем мы существовать или нет. На данный момент понимание я вижу. В понедельник я встречаюсь с Ю.И.Оноприенко. В.И.Шпорт в курсе всех наших бед, событий, нашего житья-бытья. Сейчас изыскиваются средства, рычаги давления на тех спонсоров, которые должны были дать, и где-то новых ищут. Поэтому финансовая составляющая оставляет желать лучшего, но я надеюсь и верю. Я ребятам сразу сказал: «Этот корабль тонет, но я как капитан уйду с него последним», хотя имею приличные предложения работать в других командах с хорошими задачами, с высокими задачами. Но когда я сюда устраивался на работу, вы не представляете, какой я был радостный: я буду работать в футболе. Вся моя жизнь связана с футболом в этом крае. Я играл здесь при Советском Союзе, я играл на край, на Дальний Восток, работал в коммерции, в бизнесе, руководил предприятиями… И когда мне предложили эту работу, я был на седьмом небе от счастья. А сейчас у меня от этой работы только прибавилось морщин и седины. Я не плачусь, я буду работать дальше, но я хочу, чтобы эта работа на самом деле приносила удовольствие не только мне, а прежде всего людям, живущим здесь.

Хабаровск – шикарный город, здесь есть хоккей с шайбой, хоккей с мячом, волейбол, футбол… Люди отсюда уезжать не хотят только из-за того, что здесь есть социальная составляющая, я прав? Прав. Но за отмиранием одной составляющей придет отмирание другой. Я не думаю, что и в других клубах лучше – волейбол, например, или хоккей с мячом, потому что я общаюсь, я знаю, мы дружим с директорами других команд. Поэтому хотелось бы, чтобы это приносило пользу, настроение... Посмотрите, что творится в «Сибири»: там тоже есть и футбол, и команда КХЛ, и баскетбол есть – на все хватает и внимания, и средств. Команда, которая медленно, но верно шла к этому – она к этому пришла. Вы помните 2001 год, когда мы в первую лигу вышли, что здесь творилось? Пятнадцать тысяч, ликование… Почему бы это не повторить, ведь ради таких моментов стоит жить, только ради таких моментов. Остальное все - рутина. А такие моменты приходят, но к ним надо идти медленно, но верно, иметь бюджет развития, иметь инфраструктуру. А что у нас? На том поле, на котором тренируемся, на нем мы и играем. И все только за счет патриотизма и инициативы работников клуба: без зарплаты кормят, без зарплаты за полем ухаживают, без зарплаты возят, без зарплаты играют. Конечно, зарплаты футболистов несопоставимы, и все относительно, но кто вам мешает выбрать такую же профессию? Они же к ней идут, и это профессия до 30-33 лет, а где и в 20 лет заканчивается после серьезных травм. Тут надо что-то выбирать одно из двух: или ты выбираешь и рискуешь …

Вот что я хотел сказать. Если есть вопросы - задавайте. Я открыт для диалога полностью.

- Сергей Яковлевич, есть юридические отношения у клуба с игроками, есть юридические отношения у клуба с ПФЛ, то есть взаимоответственность, почему нет отношений у клубов со спонсорами, чтобы можно было в судебном порядке спросить по их обязательствам?
С.Ф.: Давайте начнем с того, что система руководства клуба начинается от председателя попечительского совета. Существует попечительский совет во главе с председателем. Это был у нас Владимир Александрович Попов. При нем верстался бюджет. Виктор Иванович Ишаев его утвердил. Перед тем, как бюджет верстается, естественно, Владимир Александрович разговаривает со спонсорами, получает от них «добро», и после этого утверждается бюджет Губернатором. Существует много предприятий в Хабаровске, которые помогают, не только футболу, а вообще спорту, своими денежными пожертвованиями. Там, «наверху», они, видимо, распределяются, кто куда какие средства дает. Нам выделяются вот такие. Мы с ними заключаем договор о пожертвовании денежных средств. Обязательства юридические? Существует договор, но, естественно, в договоре это не оговаривается. Это пожертвования: захотели – дали, не захотели – нет. Мы – предприятие, которое ничего не изготавливает, и ничего не продает, никакого производства нет...
- «Пороховая бочка», правильно?
С.Ф.: Ну не «пороховая бочка», это громко сказано, хотя на данный момент, может быть, и так. Потому что я еще раз хочу сказать, из 19 команд первого дивизиона 18 имеют бюджетные средства. Это знаете, какое подкрепление: независимо от того, дадут спонсоры или нет, но у тебя всегда есть бюджетные деньги, которые всегда придут, они утверждены Думой, они заложены в бюджете субъекта Федерации.
- Сергей Яковлевич, но наша трагедия в том, что есть хоккейная команда, которую любят, да?
С.Ф.: Я бы не хотел, конечно, вдаваться в отношение к хоккейной команде…
- Но просто «да» или «нет»?
С.Ф.: Да. Вы прекрасно все это понимаете, в принципе, все об этом прекрасно знают, никто об этом не говорит вслух. Хотя что тут говорить… Все мы прекрасно видим, что команда в течение нескольких лет находится на последних ролях, а нас называют дворовой… Ну, если они городские – то ради бога… Но мы же не живем единым хоккеем. И у каждого вида спорта свои болельщики. Это хорошо: 7200 – там полный, на хоккей с мячом у нас свои болельщики приходят 5-6 тысяч, здесь у нас средняя посещаемость - высчитали в этом году - 7 тысяч, как бы там ни говорили, а были и по 13, и по 10 в этом году… все же зависит от уровня. Если мы будем играть в премьер-лиге, здесь будет полный стадион ломиться! Вы же знаете, конечно.

- Сергей Яковлевич, к футболу если вернуться, вопрос такой. Вы просто свет в конце тоннеля не показали… Меня беспокоит последняя игра. Все понятно, ребята расстаются с футболом, но последняя игра перед своим зрителем, а Вам идти опять к потенциальным спонсорам… Может быть, Василию вопрос, хотя в принципе, он не доиграл этот матч… но последнюю игру перед своим болельщиком надо же просто как профессионалы - хлопнуть дверью и все… Все всё понимают, но как по-футбольному… почему не получилось?
В.Кармазиненко: Я вам скажу. Потому что не все так просто. Я вам скажу, что второй круг, мое личное мнение, я никому не могу предъявить претензию, что кто-то не хотел. Я не буду говорить все, что Сергей Яковлевич сказал, какая была ситуация… Но на самом деле команда выходит - 11 человек. Один человек выпал – трагедия, два – все, это катастрофа. И ты от себя не зависишь, ты не можешь сказать как боксер, что я сам с собой борюсь, а не с противником. Тут организм целый. Все хотели, но другое дело, что не получается. Ты прикладываешь силы, а потом думаешь, я чуть не умер на этом поле, а КПД у тебя – ну, не ноль, но мало. И сам результат – проигрыш. Думаешь: «почему так происходит?» Причина, наверное, только в одном: без эмоций в футбол тяжело играть. Другое дело, когда ты отдаешь силы, и когда тебя еще подпитывают положительными эмоциями – любыми, не обязательно деньгами… деньги, я считаю – все-таки не главное. Если бы деньги были для этой команды самым главным, они бы не доиграли до конца сезона, они бы не выходили на поле. И вот то, что ты стараешься, но результата нет, - это просто очень обидно. Это на самом деле обидно, когда ты отдаешь все футболу, а не получаешь результата. Я считаю, футбол без эмоций - это не футбол. Как бы ты себя ни настраивал, ни стимулировал. Взять из воздуха эмоции это очень тяжело. Когда тебе сказали или сделали «так и так» - вот есть с чего брать эмоции, питать для игры, для футбола.
- Но ведь на кубковую игру с «Локомотивом» эмоции нашлись, хотя ситуация была примерно такая же?
С.Ф.: Ситуация была хуже. Ситуация была тем напряжена, что письмо написали ребята и хотели не выйти на поле. Естественно, пришел Сергей Яковлевич вот с такими глазами, рассказал им все, что он думает вообще о жизни, о футболе, и так далее… что придут люди, придет немало, естественно, на «Локомотив» московский. Заметьте, сколько я здесь выступаю, мы каждый год привозим команду Премьер-лиги, и это одна из целей – привезти сюда команду Премьер-лиги.
- Это лучшая игра в сезоне была, по-моему, да?
С.Ф.: Да, это лучшая игра. Это были эмоции!
В.К.: Да.
С.Ф.: И они вышли, на эмоциях этих сыграли.
- Но постоянно нельзя так…
С.Ф.: Поймите, они играли на эмоциях практически полтора сезона! Просто я в последние шесть-десять игр перестал их им давать. Владимир Федорович, - к сожалению, а может быть, и к лучшему, не знаю, - он по существу «демократ». Это и Вася может подтвердить. Поэтому приходил я и где-то их «накачивал». Где-то «накачаешь» – матом, не матом, какими-то другими способами, где-то оскорблениями, знаете… потому что некоторые понимают, когда надавишь им на что-то… Так же после Белгорода было, когда 0:2 проиграли, я пришел после игры, не знал куда себя девать, все получили: и Вася получил и все… Ругаемся, находим… И они вышли на Липецк этот, и показали, потом смотрят на меня гордые: «Вот тебе, Сергей Яковлевич, на тебе 6:1, успокойся». Может команда и должна играть, и хочет. Но в последние игры они были просто опустошенные психологически. Я вам сказал, они «бросили лопаты», это видно было. Причем два-три играют, два-три не играют человека, поэтому это сложно…
В.К.: Нашла коса на камень.
- Спасибо, что «бросили лопаты», когда задачу решили, вот за это спасибо.
С.Ф.: Задача решена, да. Задача была решена, и все это знали прекрасно.
В.К.: Потому что можно так, по-простому думать, ты сохрани прописку – и все, от тебя ничего не требуется. А биться приезжим игрокам за повышение в турнирной таблице… за что? За просто так? И губить здоровье ни за что? Кому это надо? Я очень люблю Хабаровск, мне очень обидно на самом деле, что 15-е место, это … ну Сергей Яковлевич уже разъяснил, что это не наше место, и я полностью с ним согласен, и от того обидней…
С.Ф.: 15 – это сухая цифра, которая не объясняет ничего.
В.К.: Она ни о чем не говорит.

- Василий, ну к тебе претензий нет, ты - «наше всё», как болельщики называют. Но по сезону. Я для себя определил тройку лучших, хочу посоветоваться с человеком футбольным - Фельдманом. Ну, Кабанов – бесспорно, наверное, лучший?
С.Ф.: Однозначно.
- На второе место я бы поставил Серана. Он незаметный такой, но стабильный, он свое дело делает. Третий - (Вася, извини) Сафрониди… ну единственный минус – нестабильность, может быть…
С.Ф.: Не хватило его психологически.
- У Вас, может быть, другая точка зрения?
С.Ф.: У меня?
- Да.
С.Ф.: Я бы Сафрониди не стал ставить.
Я вам скажу, перед поездкой мы хотели тут собраться после Астрахани, болельщики нас просили собраться, но, честно, это мое решение, я сказал: «никаких банкетов». Я не люблю пира во время чумы. Я не люблю занимать двадцатые места и одевать кольца с бриллиантами, и слушать концерты, какие мы великие. Поэтому 15-е место – это позорище, и никакого банкета не будет. Я извинился перед болельщикам, перед клубом – не будет такого. Мы сели после «КАМАЗа» (Василия, к сожалению, не было), я им сказал спасибо, а ребята передали вот такие дипломы, я при вас вручаю Василию, потому что его не было: это «Первый хет-трик в карьере выступлений за футбольный клуб «СКА-Энергия» сезона 2009 года от клуба болельщиков».
(аплодисменты)
Это тебе болельщики передали. Там, в такой обстановке, за столами, были награждены:
Антон Купчин – за самый красивый гол (в Калининграде, это тоже бесспорно);
Сафрониди – самый полезный игрок клуба (к сожалению, я мог бы поспорить);
Кабанов – лучший игрок клуба (и я здесь не оспорю, Кабанов в этом году… больше половины - его заслуги, еще 25% я бы отдал Васе, а 25% на всех остальных бы раскидал);
Запояска – лучший новичок.
Это были такие же призы. Ребята сделали, я им там вручил.
- Все-таки по Серану… он полезный?
С.Ф.: По Серану… да, он невидимый, но полезен, он, кстати, один из немногих, кто стабилен. Он более стабильный, чем Сафрониди. Если Сафрониди мог выдать шикарную игру с «Локомотивом», и последние десять игр его просто не видно на поле.
В.К.: Кроме Серана еще Коля Олеников.
С.Ф.: Да, это два наших «стоппера», которые бились несмотря ни на что. В последних двух играх один голову разбил в кровь, - я же говорю, не только пóтом, но и кровью все это зарабатывается, здоровьем, и так далее… Бьются они, не стесняются, головами выносят, под ноги лезут. Коля, которому 34 года, человек который проиграл везде и еще имеет приглашения, так как он очень профессионально к своему здоровью относится – здесь рассекли ему, завязанный выходит… Вот ради чего стоит жить.
- Еще вопрос. Как-то Коновалов пропускал игру из-за перебора карточек, и я обратил внимание, что без него – на два порядка больше моментов, потому что игра в середине не задерживается, ведь эти поперечные передачи они только замедляют игру. Опровергнете?
С.Ф.: Я думаю, что это больше вопрос к тренеру. Но я с вами практически на 99% согласен. У тренера есть свои взгляды на построение. Я бы делал, конечно, по-другому, как футболист, как… Я вот не знаю, мне может осталось только, как Карпину, выйти на поле… Но у меня есть такое кредо: каждый заниматься должен своим делом: футболист – играть, администратор – отвечать за свое, я – за свое, и я никогда не лезу … Как бы мне ни хотелось кого-то поставить, как бы я ни был зол, и когда я вижу перед началом игры, что в состав того ставит, а этого не ставит, я еще ни разу в жизни за все четыре года не лез в дела тренерские, и не буду. Поэтому это его решение, но я с вами согласен на 90%.

- Сергей Яковлевич, все-таки если наладятся финансовые дела…
С.Ф.: Я не хотел бы слышать «если».
- … насколько велика вероятность смены тренера в принципе? Просто есть слухи разные, что Горлукович может вернуться, и так далее...
С.Ф.: Слухи разные ходят, да. И Ляха мне предлагают, который был в «Шиннике», в Ярославле… Много сейчас... Конец сезона. Это сейчас начинается работа агентов. Они сейчас носятся: футболистов туда, вагон туда – вагон сюда, как бизнесмены. Поэтому они предлагают и игроков, предлагают тренеров, поэтому слухи разные, и я вам официально скажу, наверное, чуть попозже, что будет. Потому что на данный момент я не могу об этом говорить.
- Но Файзулин как тренер устраивает, если отбросить все финансовые составляющие?
С.Ф.: Это, опять же, сложный вопрос, и разговор еще долгий. Разговор долгий. Естественно, будет сделано какое-то заявление, может быть через пару недель. Потому что за эти недели может многое что проясниться. Это, во-первых, на следующей неделе у меня встреча и с зам. Губернатора, и, скорее всего, с Вячеславом Ивановичем [Шпортом], и у меня серьезная встреча с «Газпром Инвест Восток»... Вы думаете, мы сидим на месте? Конечно же мы работаем, конечно же мы ищем, чтоб быть по крайней мере независимыми, хоть немножко быть независимыми, хоть развиваться. Поэтому будет серьезная встреча с «Газпром Инвест Восток» - компанией, которая сюда зашла, сами знаете, надолго. Мы будем разговаривать, мы будем себя предлагать. Не просто предлагать как команду, а предлагать себя как инструмент, который еще может и зарабатывать деньги.

- Василий, вот все-таки ты с ребятами разговариваешь, общаешься… Сергей Яковлевич говорит, что 80% уйдут, это действительно так, все намерены уйти из команды? О чем говорят?
С.Ф.: Вы мне не верите?
(смех в зале)
- Нет, я просто хочу, чтобы это Вася сказал.
С.Ф.: А, я вам сказал официально, а Вася с ними ближе? Да он вам, наверное, первый бы сказал.
В.К.: Да нет, я просто повторюсь, что ребятам на самом деле нравится здесь все, устраивает. Они хотят играть, но, понимаете… Если денег не платят, ну что стоять на месте? Тем более у них контракты заканчиваются. А им могут где-то лучше условия предложить, где-то команду, кого-то под задачу, кого-то в Премьер-лигу, то есть разные варианты могут быть…
- Тем более никто не даст гарантии, что в следующем году не будет повторения.
В.К.: Гарантий же нет.
С.Ф.: На данный момент пока нет никакой гарантии.
В.К.: Это самое главное. А в принципе, если решается вопрос, то Сергей Яковлевич, я думаю, быстро найдет общий язык с людьми, которые были в этом году, и можно их вернуть.
С.Ф.: Их можно вернуть.
В.К.: Конечно. Но просто как этот вопрос по времени – вот самое главное.
- То есть если сейчас…
С.Ф.: Я вам скажу, что если до Нового года мы рассчитаемся с ребятами - по крайней мере, с теми, кто нам нужен (улыбается), - то можно разговаривать…
В.К.: Хотя бы начать диалог, не предлагать, а просто..
С.Ф.: … да, можно разговаривать об обратном приезде в Хабаровск. Хотя предложения, я вам скажу сразу, имеют на данный момент:
у Гарбуза – есть предложения;
у Кабанова - очень много предложений
- Из Премьер-лиги?
С.Ф.: У Кабанова - из Премьер-лиги. Не в том числе, а только из Премьер-лиги у него предложения;
у Кармазиненко – есть;
у Коновалова – не знаю;
у Мурнина – есть, 100 процентов;
у Сафрониди – есть предложения;
- У Мурнина - тоже Премьер-лига?
С.Ф.: Тоже Премьер-лига, Новосибирск хочет его видеть.
- Но сезон-то не очень удачный для него был…
С.Ф.: Конечно, не очень.
В.К.: А для кого, скажите, он удачный?
С.Ф.: А для кого он удачный?
В.К.: Да Кабанов даже – у него травма…
С.Ф.: … вот Кабанов сейчас: 3-6 месяцев. У него практически все сейчас может насмарку пойти. Вот ему надо было выходить последнюю игру?.. Вот, рассудите: у человека есть предложения с «Амкара», с ЦСКА, с «Локомотива», с «Томи», и Новосибирск там еще сейчас… Вот он выходит, тащит этот пенальти злополучный (пусть бы его забили уже, черт с ним) и ломается на 3-6 месяцев. Карьера на следующий год – неизвестна.
В.К.: А для него рука – это то же самое, что у футболиста нога.
С.Ф.: У него локтевой сустав вылетел вот так вот. Вот от этого становится обидно отношение. Не к нашей команде, а к футболу в Хабаровске. Это брать все: и детей, и юношей, и вторую команду, и основную команду, ради которой люди сюда приходят, ради которой дети сюда стремятся идти. И у нас все бесплатно: дети ездят бесплатно, одеваются бесплатно.

- Турнир «Надежда»: есть претенденты в сборную Первого дивизиона у нас?
С.Ф.: У нас да, Купчина Антона могут позвать и… там же до 23 лет?
- Да. И Никифорова?
С.Ф.: Нет-нет, Никифоров, во-первых, не наш, у него еще год в «Химках» контракт.
- Он уже уехал?
С.Ф.: Он приехал домой, пока отдохнуть.
Сейчас скажу еще, у кого еще у нас есть… Семенов Андрей, защитник. Хороший защитник, опять же, я бы его ставил, если б я был тренером (смеется) . Но у Владимира Файзуловича свое видение.

- Вот Купчин просидел два года на «лавке», а я посмотрел на Костю Козлова, который в «Смене» поиграл - он прибавил… Так может быть и его во вторую лигу имело смысл отправить?
С.Ф.: Да он и не играл, в принципе… мы его и в этом году хотели отправить во вторую лигу, но опять же есть главный тренер, который это решает, - он сказал: «Нет, он мне пригодится в этом году». Хотя я бы его начал, честно говоря, и раньше выпускать… Но вот выпустили его, на счастье, в «Балтике», где и он забил красивый гол. У него уже есть свои амбиции, он все-таки 90-го года, ему уже 19 лет. Он уже должен быть не в «перспективных», он уже должен играть в основной команде. Я же говорю, для чего эти детские школы… Чем больше у нас будет «своих», тем у нас будет лучше «костяк».
- Соответственно, это тоже средства какие-то: взрастил своих …
С.Ф.: Да средства – это уже во вторую очередь. Конечно, это хорошо - заработать, но для того, чтобы вырастить, надо сначала вложить.
- За ребятами 95-го года уже «Зенит», «Локомотив» смотрит…
С.Ф.: Так у нас их воруют! А воруют почему? У меня есть дети, которые с 14-ти лет на контракте. Я имею право с 14-ти лет при родителях подписывать. Но родители, видя такое отношение, конечно, они пойдут, куда-то отдадут…
- С 95-го Максименко – 14 лет уже, хороший паренек…
С.Ф.: Знаю. Да их уже должны привезти на следующей неделе сюда. И опять же надо разговаривать с родителями. С 16-ти лет они сами могут подписывать, с 14-ти – с родителями. Вот и все. Но видя такое отношение, какой родитель станет… Сейчас подпишешь контракт, а потом человека не вырвать отсюда. Хотя я еще раз говорю: я всегда бьюсь только тогда, когда человека приглашают в однотипную команду. Если в Премьер-лигу – я никогда не стану ставить препонов: пускай растет, дальневосточник, тем более, будем горды.

- А позванивают Файзулин, Димидко, звонят сюда?
С.Ф.: Конечно, они с ребятами общаются постоянно. Сашу Димидко сегодня по телевизору будут показывать… (Василию: Он тебе не звонил?) Звонил сегодня Игорю Купчину. Сегодня будет «Камеди Клаб», и он там с Кержаковым будет в гостях (смех в зале), говорит: «Смотрите меня, я буду с Кержаковым в гостях у «Камеди Клаб»»… Будет сегодня какой-то бенефис Реввы, и он там будет сидеть… А так… Витя Файзулин звонит, у Вити тоже, так скажем, не очень дела с тренерами, с Давыдовым… Саша Димидко уже однозначно будет куда-то отдан в аренду в следующем году… Будем биться…
- В Хабаровск?
Да нет, у него… Посмотрим, посмотрим. Если будут условия – конечно, почему бы нет? Он-то как раз усилит нашу команду. Всегда хочется создать нормальный, боеспособный коллектив. Нормальный боеспособный коллектив можно создать… ну, за один год сложно, но за три года мы создали его. Тут обрушился пресловутый кризис, хотя в чем он выражается – сложно понять.
Еще мне хотелось бы сказать слова не бравурные, но тем не менее… У нас четыре команды в Хабаровске – три высшего и одна первого дивизиона. И всегда хочется отметить: мы же не частная команда, мы тоже команда края, обратите внимание, пожалуйста, на нас. Почему-то, в данный момент, нет же долгов у других команд. Почему у нас-то есть? Поэтому хотелось бы, чтобы нас видели, понимали, чтоб мы тоже развивались.
Задавайте еще вопросы.

- К Василию вопрос. Перед этим сезоном было много предложений об уходе в другие команды. Сам не пожалел, что остался, и такая обстановка получилась?
В.К.: Да вообще, зачем жалеть о том, что уж произошло? Правильно Сергей Яковлевич сказал, «шило на мыло менять»? Контракт новый подписал, в принципе я дома, семья есть. Была возможность уйти после первого круга - в команду «под задачу», как один из вариантов. Но, понимаете, полгода – мне так не хочется. Я хочу прийти в команду, пройти все сборы, посмотреть, подхожу я – не подхожу… Тренер же по-разному может смотреть. Я приеду, а он скажет: «Ну что-то не то». И что мне, назад? Я же не «челнок» какой-то, туда-сюда ездить. Мне уже «Амкара» хватило, я хочу, чтобы конкретно мне говорили: «Приезжай», а не так: «Посмотрим». А по первой лиге метаться… Мне интересно пойти в команду «под задачу», вот это интересно, ну и в Премьер-лигу, естественно, а так… «шило на мыло»… Ну не то чтобы «шило на мыло» - Хабаровск для меня это не «шило» (улыбается), это моя жизнь в принципе уже.
- То есть, если менять Хабаровск, то уже на команду, которая высшего уровня?
В.К.: На то, что тебе интересно. То есть будут предложения рассматриваться, если это интересно – почему бы нет. Но и опять же у меня контракт с Хабаровском.
С.Ф.: Да и обстановка была такая, Вася просто об этом не говорит, я думаю, что он как наш дальневосточник, из тех людей, которые не бегут с тонущего корабля.
- Если бы он ушел, он бы дал пример: если уж Кармазиненко ушел, то все…
С.Ф.: Это одно из самых главных, почему он не ушел. И многие ребята, у них были хорошие предложения, остались, дотащили этот воз до конца сезона. Во-первых, верят, во-вторых, люди они все совестливые. Те, кто смалодушничал, - они ушли. А эти ребята дотянули все до конца, до берега.
В.К.: Когда люди ушли после первого круга, люди основного состава, элементарно нужно было время, чтобы наладить хотя какие-то связи игровые, чтобы просто хотя бы в тот ритм…
С.Ф.: Три человека основного состава ушли: Хатаженков, Епифанов, Багаев. Не скажу, что другие были хуже, но это было наиграно у нас…
В.К.: Хатаженков, Епифанов – это люди оборонительного плана, у них ротация состава была, могли заменять друг друга. А Багаев - так это вообще незаменимый был игрок, он всю бровку отрабатывал, острота от него шла, а потом… Получается, Сафрониди играет на правом фланге, на левом – Гарбуз с Никифоровым…
С.Ф.: То есть у нас получилось, что он левша, и играет на правом...
В.К.: То есть «сыр-бор», это не способствует атакующему футболу, но слава Богу, что Сафрониди, оказывается и справа может (смеется), правой ногой подавать… бывает иногда.
С.Ф.: А Никифоров что-то первые четыре игры вроде неплохо, потом сдулся немножко. Да он и болел тут недели две, Чистяков болел, да полкоманды болело – простыло.
В.К.: Да вообще какой-то... сглазили команду.
С.Ф.: (смеется)

- Как в песне, «Перемен ждем»?
С.Ф.: Перемен ждем? Мы ждем, если говорить серьезно, ждем просто другого отношения к команде.
- Со стороны кого?
Со стороны руководства, конечно, в первую очередь, и с вашей стороны тоже. Хотелось, чтобы вы создали мнение о нас. А со стороны руководства – чтобы они понимали, что мы живой организм, что мы существовать просто так не можем, без внимания. И любое предприятие не может без внимания существовать.
- И традиции побольше в футболе…
С.Ф.: Да и традиции: с 1946 года команда играет, 63 года команде, 64 будет на следующий год. Всегда она была, всегда ее уважали, всегда боялись.
В.К.: Это же не Иркутск, который появился и исчез…
С.Ф.: Поэтому, конечно, не хотелось бы… Вся задача была направлена, чтобы не сняться с чемпионата, потому что это был бы позор. Поэтому приходят когда какие-то копейки, их приходится не футболистам давать, они же все видят. У нас, к примеру, выездные два матча – это примерно два миллиона. Билеты – под миллион, проживание, питание. Домашние два матча – тоже миллион, мы же оплачиваем и судей. А летом вообще «караул» было, когда билеты по 50 тысяч рублей стоили. Представляете, 4 судьи приезжают – 200 тысяч отдай им за билеты… Плюс их проживание, плюс питание, плюс команда заезжает на Заимку перед играми. Как-то в газете меня один болельщик спросил: «А про экономию что можете сказать?» Я вам еще раз могу повторить: можно экономить. Можно… хотя они кушали последнее время рыбу, да печень, на мясо уже денег не хватало. У нас тетеньки, поклониться им в ноги, они и так из всего конфетку делают. Как-то пытаются на эти деньги, которые остаются на пропитание, кормить. Можно не ездить на автобусе. Можно сборы… вот у меня недавно спросили: «А если бы Вы знали, какие проблемы будут с бюджетом, Вы бы сборы уже по-другому делали?» - Нет. Я считаю, что на этом нельзя экономить, это – «база», на которой команда будет семь с половиной месяцев играть. Да, там можно найти отель очень дешевый, но это будут условия совсем другие, они будут спать там на провалившихся кроватях, они будут по 30-40 минут добираться до полей, два раза в день тренировки, тренажерного зала не будет – есть такие гостиницы. Опять же там питание, к нему надо привыкать, и не всем хватает еще, когда много народу. Опять же это время тренировок, там же битва идет за время тренировок: самое хорошее время в 11 и в 5 вечера, чтобы перед обедом. А будет у тебя в 9 утра и в 7 вечера. Поэтому там мелочей не бывает.
В.К.: На сборах нужно думать только о футболе. А когда ты живешь в гостинице, и, как в этом году было, вышел, буквально две минуты ходьбы - и ты уже на рабочем месте… О чем тебе думать?
С.Ф.: Можно найти и в Сочи, конечно, но цена, я вам скажу, в некоторых вещах даже дороже, а условия совсем не те. Там и спарринг-партнеры, там и все… Можно и здесь тренироваться, почему здесь не строят ничего для футбола?
- А в Китае спарринг-партнеров нет?
С.Ф.: В Китае сложно, видимо, мы в Китай больше не поедем. Там спарринг-партнеров нет – это во-первых. А во-вторых, там все хорошо, проживание, где-то и питание - они свыкаются с этой кухней, а где-то и европейская кухня есть, - сложно в том, что они на футбольную тему не включены. Со стиркой проблемы начинаются, еще с чем-то. То китайцы сначала просили деньги за товарищеские игры. «Какие деньги, вы что?» - «Ну у нас такая команда...» Ну мы вышли, эту команду «похоронили» – вот тебе и деньги. «Так может вы нам дадите в следующий раз?» Поэтому с Китаем сложно, конечно. Поэтому Турция настолько профилирована под футбол, что … не просто так там команды из Японии, из Кореи тренируются зимой. Уж что бы Японии и Корее туда ездить!
В.К.: Просто люди-бизнесмены понимают, что футбол – это хорошее вложение денег.
С.Ф.: Можно было бы не стирать, можно их не завозить на базу перед игрой, можно на автобусе их не довозить. Но тогда это уже не профессиональная команда, это уже просто команда завода. Как я играл в 90-е годы: из дома пришел, поиграли, порадовались, выпили и пошли. Вот вам и все.

- А с табло у нас все так же?
С.Ф.: Да табло… это все одно к одному. Я про табло уже не стал, это уже оскомину наело. Это табло…
- С ручным приводом…
С.Ф.: Да какое там… даже ручного нет. Полуавтоматическое: ставишь руками – падает сам. Это все отношение к футболу…
В.К.: У Сергея Яковлевича мечта: чтобы «СКА-Энергия» играла в Премьер-лиге.
С.Ф.: Да, у меня это мечта.
В.К.: И у меня это мечта.
С.Ф.: А что здесь такого? Тут ничего не надо! Я вам еще раз скажу: 200 миллионов, 250 - не проблема. Можно и с таким бюджетом выходить. Главное правильно работу построить. Но чтобы это все было вовремя, чтобы было отношение, чтобы его ждали…
Позвонил мне Лев Стрелков, генеральный директор «Сибири» за 4 тура до конца. Я говорю: «Вот скажи мне честно, у вас готовы к Премьер-лиге первые лица?» Он говорит: «Всё, все готовы». Если Губернатор был хоккейный человек у них, а мэр – полностью футбольный. Он говорит, сейчас все, когда увидели, что это Премьер-лига … «Все, - говорит, - мы готовы, это праздник»… со слезами на глазах.
- Ну это здорово, что они вышли…
С.Ф.: Конечно, здорово.
- Пусть привыкают: Томск, Новосибирск, глядишь, и Хабаровск?
С.Ф.: Не гляжу пока (с усмешкой).
- Владивосток-то – это прихоть… Раз – и вниз надолго…
С.Ф.: Ну вы знаете, сейчас эта прихоть уже превратилась. Они же в Премьер-лиге что привлекли-то? Там уже построились и поля. А база у них какая, сейчас они достраивают... У нас же вообще ничего нет. Дети у них пришли новые. У них вообще ничего не было. Если у нас были какие-то искусственные поля, то у них искусственных полей-то не было. А сейчас за счет Премьер-лиги они… Потому что бум идет, люди интересуются. Там появились поля, сейчас во всех дворах собираются сделать маленькие площадки 20х40. Это развитие. Так же у нас хоккей: «Амур» есть – у нас школа есть, катков понастроили, чемпионат города стал проводиться. Это же нормально, нормальное явление!

- Немножко оптимизма-то можно? Свет в конце тоннеля чуть-чуть?
- Свет в конце тоннеля? Ну давайте так. Я вам уже намекнул… Будут серьезные переговоры с «Газпромом». В Москве я уже встречался. Сейчас они хотят сюда приехать. Это буквально на следующей неделе должно состояться. И перво-наперво задача – вместе с нашим Правительством края, с новым Губернатором, естественно, сделать «Газпром Инвест Восток» нашим титульным спонсором.
- Влиться в дружную семью «Зенит», «Шальке-04»?
С.Ф.: Подождите… Астрахань приезжала – «Газпром-Добыча», Сахалин – я летал на два дня с Комсомольском смотреть, 17-18 сентября, – «Газпром» у Сахалина. Почему бы нет?
Новая компания, она зашла, у них очень большая инвестиционная программа, с выходом на Юго-Восточную Азию, трубу дальше кладут.
В.К.: Главное, чтобы не перехватили.
С.Ф.: Да, вы понимаете… Мы же много спонсоров находили, и Владимир Александрович много спонсоров находил, но там они волевым решением переводились в другую стезю.
- Сергей Яковлевич, на этих переговорах очень много будет зависеть от личных качеств руководителя нашего края?
- И от Ваших личных качеств?
С.Ф.: Я верю в это. Я верю. Потому что я общался со многими руководителями. И в Москве и здесь. У них к футболу нет такого отношения, знаете: «Да ну, футбол…» У всех нормальное отношение. Все хотят, чтобы было хорошо. Сейчас просто надо все это сложить воедино. Показать, что мы тоже…
В.К.: Просто с одной стороны не верится, что … если клуб… Просто в Москве не поймут, как с футбольной карты России исчезнет Хабаровск. В это не верится. А с другой стороны, пример Волгограда, «Ротора»…
С.Ф.: Ну Волгоград – там немножко другая, Вася, ситуация, там Горюнов – он был единоличный хозяин и стадиона, и всего. Дело в другом, что... Немножко наши руководители не понимают, что это будет финиш, крах. То есть не просто команда, например, во второй лиге завтра… Нет, команду убирают со всех профессиональных соревнований, они лишается профессионального статуса, она не будет членом Профессиональной футбольной лиги. И зная настроение к такому повороту событий того же Николая Александровича Толстых – он года три точно не подпустит команду ко второй лиге: играйте на КФК, коллективе физкультуры, добивайтесь там первого результата, и только потом я буду смотреть, а нужны ли вы во второй лиге, чтобы потом не подвести опять Профессиональную футбольную лигу.
- А у Иркутска как дела в связи с этим сейчас?
С.Ф.: Иркутск сейчас занял второе место на КФК по зоне «Сибирь». Бийск там занял первое место, но денег на… Вот у нас был инспектор Леонов из Бийска на последней игре, он говорит: «А у нас 50 миллионов бюджетных денег». Город Бийск дает на КФК бюджетные деньги! А Иркутск со второго места – это очень сложно. Знаю, Уссурийск сейчас очень хочет попасть во вторую лигу.


Обсуждение:

Tier-IGF:

0    

Грустно всё это...
До слёз.

17 ноября 2009 г. в 10:50  |  Ответить

эхо:

0    

Прочел внимательно текст конференции.
Резко поменялось отношение к менеджменту команды.Нормальные патриоты клуба и ДВ.Респект и уважуха.
Даст бог все удастся и все наладится.И в ПЛ тоже ска будет еще зажигать,а те кто бежал еще будут говорить что тоже в ска играли когда то.
Удачи.Болельщики с Вами

17 ноября 2009 г. в 12:54  |  Ответить

5+:

0    

Достал!!!!!!!!!Этот Хоккей!!!!!!!!=((((

18 ноября 2009 г. в 07:32  |  Ответить

Внук:

0    

Дай-то Бог,что бы всё нормально было.Спасибо Фельдману за подаренную надежду.

18 ноября 2009 г. в 11:31  |  Ответить

Внук:

0    

Хорошо ещё что Шава и иже с ним в пляжный футбол не играют,а то бы ещё там в пролете были бы.:)

19 ноября 2009 г. в 02:24  |  Ответить

эхо:

0    

Ну что? Футбол умер,да здравствует хоккей.
Даешь олимпиаду в Ванкувере,вперед Россия.

19 ноября 2009 г. в 14:52  |  Ответить

Издалека:

0    

Спасибо гендиректору за подробную информацию по ситуации и проблемам в клубе и вокруг его.
Не должно быть ,чтобы хабаровский футбол исчез с футбольной карты страны.Если такое случиться -это большой минус правительству края и чиновникам от спорта.Надеюсь что кому это надо по должности внимательно и добросовестно решать проблемы клуба создадут
устойчивое финансовое положение на перспективу.

20 ноября 2009 г. в 15:26  |  Ответить

Юран:

0    

с таким Фельдманом Футбол в Хабаре не пропадет.

20 ноября 2009 г. в 15:46  |  Ответить

Добавление комментария:


Отправка комментариев временно доступна только для зарегистрированных посетителей.

Войдите на сайт, чтобы оставить свой комментарий к новости.