Статистический разбор последних матчей СКА

26 апреля 2018 г.

Вашему вниманию обзор матчей "СКА-Хабаровск" с "Ахматом", "Амкаром" и "Ростовом" от аналитика Константина Дубровина.

Добрый день, уважаемые болельщики!

Со времени последнего статистического разбора СКА-Хабаровск успел провести 3 матча под руководством двух главных тренеров – после матча с Ахматом (0:0) в отставку был отправлен Ринат Билялетдинов, его место занял Сергей Передня.

Пока тренерская перестановка не помогла (здесь чуда пока не случилось). Команда потерпела 2 поражения с одинаковым счётом 0:2 в матчах с командами, которые осенью относились к категории “наши соперники” (к сожалению, по состоянию на весну конкурентов в чемпионате у нас нет, и мы боремся только за пополнение очкового багажа) – Амкара и Ростова. Для Ростова домашняя победа стала первой в весенней части чемпионата, а наша команда вот уже на протяжении 7 матчей (с учётом кубка) не может забить.

В последнем для Билялетдинова матче с Ахматом СКА-Хабаровск использовал расстановку 5-3-2. В центре обороны вместе с Тубичем и Димидко появился до того не игравший при Билялетдинове Эдиев. На флангах действовали Черевко и Кабутов. В центре поля появились сразу 3 игрока: Карасёв, Макаров и Самсонов. Пару мобильных форвардов составили Никифоров и Канунников. В целом, игра в 5 защитников (хотя Кабутов формально им не является) при помощи опорников и прессинг привели к тому, что первый тайм игры прошёл практически без моментов у тех и других ворот (до 45 минуты ни одного удара из нашей штрафной и единственная попытка пробить Димидко после углового). А вот на второй тайм сил у команды не хватило: Ахмат владел мячом 72% времени, нанёс 14 ударов по нашим воротам, подал 7 угловых, создал несколько голевых моментов, но лишь 3 раза попал в створ и ни разу не смог пробить защищавшего наши ворота Александра Криворучко. СКА и не помышлял об атаке: 2 неопасных удара Никифорова, 69 точных передач (при 44% брака) – вот вся наша игра в созидании во втором тайме. Так что набранное очко (первое с 21 октября прошлого года и третье в гостях за весь сезон) в этой игре было за счастье. Но тем не менее, именно после этого матча Ринат Билялетдинов был отправлен в отставку.

На смену ему пришёл Сергей Передня. В матче с Амкаром Передня не стал радикально менять игровую схему (те же 5-3-2), но сделал 3 изменения в составе. В центре обороны вместе с Димидко и Эдиевым вышел дебютант Айоделе Аделейе. На левый край вернулся не игравший весной в чемпионате Наваловский. В атаке в пару к Канунникову вышел Секульский. Акцент в этом матче был сделан на игру на флангах: вместе с игравшим преимущественно в центре поля Карасёвым в полузащите появились явно тяготеющие к боковой линии поля Никифоров и Кабутов. Такая тренерская стратегия позволяла численно насытить фланги, что актуально против пермского Амкара, использующего активные подключения центральных защитников по флангам (преимущественно Конде), тяготеющих к флангам полузащитников, а также уходящих на край нападающих (Комолов – изначально крайний полузащитник, а Оланаре в Амкаре постоянно смещается то влево, то вправо). Первый тайм не порадовал красивым футболом: хотя на этот раз СКА-Хабаровск нанёс 3 удара из штрафной соперника и попал в створ, опасности у ворот Амкара было немного; Амкар также пробил 3 раза из штрафной, но упустил верный шанс забить со стандарта – мимо ворот пробил Огуде. А перед самым свистком катастрофу в своей штрафной устроил до того совершивший 5 перехватов капитан Александр Димидко, запустивший “свечу” и отдавший мяч Александру Рязанцеву, который этим шансом прекрасно воспользовался. В первые 10 минут второго тайма СКА-Хабаровск владел мячом 72% времени, нанёс 2 удара по воротам, верный голевой момент был у Александра Черевко, не попавшего по воротам. Но, на 56 минуте случилась новая напасть – Кабутов пошёл в стык, игрок пермяков Занев упал и совершил десяток кувырков по газону, а главный арбитр показал нашему игроку красную карточку (которая привела к 3-матчевой дисквалификации Кабутова, в то время как Занев отыграл ещё 10 минут, а следующий матч с Рубином сыграл целиком, несмотря на “частичный разрыв связок’). И после удаления СКА-Хабаровск больше соперника владел мячом. После удаления особенно актуальна стала поговорка “где тонко, там и рвётся” – постоянно рвался центр поля, где играл только один номинальный опорник, к тому же постоянно теряющий оппонентов (в условиях численного недобора и перестройки команды на игру в 4 защитника – Эдиев ушёл к правой бровке, это стало особенно заметно). К концу матча на поле появились все атакующие игроки из нашего запаса – Маркович, Казанков и Федотов. С 81 минуты СКА-Хабаровск играл вовсе без центра поля. Позабыв о тактических схемах, команда свалилась на навал. Из всего этого СКА-Хабаровск извлёк только попадание в каркас ворот Казанкова, а вот Амкар нанёс 4 удара в створ (все в последние 10 минут игры – вот и отсутствие опорников), создал ещё пару-тройку у наших ворот и воспользовался неудачным созданием нашей командой “искусственного офсайда” (напомню, первый официальный матч за клуб у Аделейе), выиграл 9 из 11 верховых единоборств (Маркович и Секульский все 5 своих верховых единоборств проиграли). В итоге ещё одно обидное поражение на собственных ошибках.

Четыре изменения в составе были сделаны к матчу с Ростовом (как минимум одно вынужденное – дисквалификация Кабутова). В ворота вернулся Довбня, в центре обороны вместо Аделейе вышел Пуцко (не игравший с прошлого года), в центре поля, как и в матче с Ахматом, появились 3 футболиста – над Карасёвым сыграли Федотов (левее) и Самсонов (правее), пару нападающих составили Канунников и Секульский. И первый тайм, как и в двух предыдущих матчах, снова не особо изобиловал моментами. Три удара ростовчан из нашей штрафной не представляли большой опасности, наша команда ответила невнятным ударом Карасёва мимо ворот (из этого момента можно было, вероятно, извлечь и больше, если бы Федотов бил сам с 16 метров (по глазомеру Передни)). На помощь ростовчанам пришёл угловой (коих за тайм Тимофей Калачёв подал 5 штук) – мастерская подача, здорово открепился от опекунов, двинувшись вдоль ворот, Сигурдарссон и счёт открыт. Этот момент подпортил нашей команде приятную статистику при верховых единоборствах -14 из 20 были выиграны нашими футболистами (6 из 8 Канунниковым). К сожалению, и во втором тайме у СКА-Хабаровск ничего не получилось – ни одного удара из штрафной, ни одного попадания в створ. Неплохо вышел на замену Никифоров – совершил 2 удачные обводки, 4 раза вынес мяч, подстраховывая защитников. Пытался проявить себя Казанков, хотя в протокол матча он попал только за жёлтую карточку за симуляцию. А вот вышедший, судя по всему, страховать действующего не на самой привычной для себя позиции правого латераля Никифорова, Баляйкин в игру не попал, промедлив, он начал голевую атаку Ростова, завершившуюся ударом в штангу Калачёва и добиванием Байрамяна. В итоге результат матча стал очевидным, хотя объективно говоря, СКА-Хабаровск в этот вечер и на один гол не наиграл.

Теперь перейду к собственно статистической сводке по данным whoscored.com по различным компонентам игры команды. По ходу отмечу те или иные выделяющиеся для нашей команды показатели.

1. Удары по воротам

Удары по воротам: 21-44 (7-18, 10-15, 4-11).

В матче с Амкаром футболисты СКА-Хабаровск нанесли 10 ударов по воротам соперника (это на 4 меньше, чем в игре с Уралом) - но, увы, в обоих случаях команда не смогла забить. 4 удара в матче с Ростовом для нас не новость – столько же было в матче в Казани и домашней игре против Спартака. Лидеры по ударам: Никифоров и Канунников – по 4 удара по воротам за 3 игры (при этом Владислав отыграл целиком только матч с Ахматом, именно в нём нанеся все свои удары). Лидерство Влада (а в матче с Тосно больше всего бил также он) – очень тревожный симптом, ведь удар не относится к его главным добродетелям, тем паче дальние удары, коих с Ахматом было 3. А вот от “кандидата в сборную” Канунникова ожидания выше – например, в матче с Амкаром он 3 раза пробил из штрафной, но 2 удара были заблокированы, а третий (головой) получился неопасным. Хотя касательно Максима в первую очередь вспоминается момент в игре с Ростовом, когда он так и не пробил по воротам, оказавшись в штрафной ростовчан.

СКА стал ощутимо меньше позволять соперникам бить по своим воротам (ни одного матча с 20 и более ударами по нашим воротам). Ростов нанёс по нашим воротам 11 ударов – не так уж мало, но для нашей команды - лучшее достижение в сезоне (в среднем по нашим воротам соперники наносят по 20 ударов). Не так много бил по нашим воротам и Амкар, но пермякам хватило 32 ударов, чтобы забить в двух матчах против нас 5 мячей. Меньшее число ударов – положительный момент для нашей обороны, но команду губят постоянные индивидуальные ошибки.

Общий вес ударов (xG) по данным Understat.com 1,32 – 4,25 (0,16 – 1,33; 1,0 – 2,17; 0,16 – 0,75).

На один гол наша команда наиграла. Произошло это в матче с Амкаром – по мнению Understat.com явным голевым моментом был даже не удар Казанкова в штангу, а промах Черевко на 54 минуте (вероятность забить 54%). В остальных двух матчах ловить нашей команде было откровенно нечего. 1 явный голевой момент за 6 весенних матчей чемпионата – это, конечно, тихий ужас. Хотя по совокупности (сумме всех ударов) за 6 игр мы уже могли отличиться дважды.

Ведь для того, чтобы забить не обязательно создавать “верные” (более 30%) моменты – доказано Ростовом. Таковой у ростовчан был один (второй гол – 34%), а ещё один – результат хорошо разыгранного стандарта (которые Understat традиционно недооценивает, как и хорошие дальние удары). Футболисты Ахмата наиграли на гол, создав на 64 минуте явный голевой момент (после удара Мохаммади спас Криворучко) и ещё 3 удара с весом больше 0,1 (которые можно отнести к достаточно опасным). А вот Амкар на 2 гола и наиграл, создав сразу 4 “больших шанса” (2 из них – это удар и добивание Костюкова в эпизоде со вторым голом). 2 момента пермяки использовали, ещё один, самый верный (0,52) загубил Огуде, пробив из убойной позиции головой мимо ворот.

Стоит признать, что разработанная Understat модель на основе анализа ударов спрогнозировала 9,76 голов в наши ворота в весенних матчах и оказалась права (погрешность составила всего 0,24). А вот наша команда, наиграв на 2 гола, пока так и не отличилась. Голы были наиболее вероятны в матчах с Уралом и Амкаром. Так что мы вправе ждать уже забитого мяча в домашнем матче (на него мы наиграли), в гостях пока гол маловероятен.

Удары в створ ворот: 3-16 (2-5, 1-6, 0-5).

Количество ударов в створ у команды упала до нуля – ниже падать уже некуда. Без попаданий в створ нет голов. В чём причина? 12 из 21 ударов нанесены из штрафной – не сказать, что наши футболисты злоупотребляют дальними ударами, 5 ударов нанесено со стандартов (есть и удары после розыгрышей угловых). Всё внешне выглядит неплохо. Хромает качество ударов – 10 из 12 (!) ударов из штрафной не дошли до створа. Игроки СКА-Хабаровск отчаянно мажут мимо ворот (7 ударов мимо ворот), иногда тянут с ударом (3 заблокированных и ещё целый ряд ненанесённых и несвоевременных). Налицо и сбитый прицел, и неумение создания по-настоящему опасной ситуации ворот (средний вес удара 0,06 указывает на то, что удары наносятся при висящих на ногах соперниках или в полном окружении по касательной к мячу, неакцентированно).

У соперников из 44 ударов до створа дошли 16 (36%) – совсем другое дело. 27 из нашей штрафной, 6 со стандартов – в процентном отношении схожая со СКА картина. Но средний вес удара в полтора раза выше – а значит лучше выбирается позиция (здесь ещё стоит вспомнить и про нашу игру в обороне). 13 из 27 ударов из штрафной доходят до нашего створа (наши вратари всегда в игре), 6 заблокировано и 8 прошли мимо ворот (да, на один больше, но и количество ударов более чем вдвое превосходит наше). Выше точность, акцентированнее удары, а тут ещё и наши подарки – как результат, 4 забитых мяча.

Что касается дальних ударов, которые некоторым командам приходят на помощь, то это точно не наш случай – 9 ударов, ни одного попадания в створ. В команде нет не только своего Фернандо или Промеса, но даже своего Дедечко. Ростов и Урал забили нам с угловых, Спартак со штрафного. Чем же ответил СКА? Всего 8 ударов со стандартов (7 с угловых, 1 вброс из аута, со штрафных мы не бьём в принципе) за 6 матчей, 3 попадания в створ, но при этом никакой опасности. У соперников 32 удара по нашим воротам (за последние 3 только 6, так что из позитива: меньше даём бить со стандартов, лучше действуем на угловых), 7 попаданий в створ, 3 забитых мяча. И здесь цифры не в нашу пользу.

Команде, мажущей из штрафной, при отсутствии мастеров дальних ударов (нулевая точность и не более 2 ударов за 6 матчей на одного футболиста), исполнителей стандартов (6 человек у нас исполняли подачи от углового флажка) и замыкающих подачи (два удара у Димидко – это наш максимум), да и в целом малое количество подач (15 угловых за 6 матчей) оставляет команде минимум шансов на успех. За счёт чего же мы должны преуспевать?

2. Владение мячом (в %) 35-65, 48-52, 45-55.

Только в игре с Ахматом СКА-Хабаровск отдал мяч соперникам ( да и то произошло это только во втором тайме). Лидером команды по владению мячом стал опорник Павел Карасёв (5,1% времени владения и 62 касания мяча). Три полузащитника (Карасёв, Самсонов и Макаров) на троих владели мячом 11,7% времени (минимум у Макарова – всего 2,6% времени и 29 касаний мяча – слабые цифры для полузащитника). Под постоянным давлением Ахмата не держался подолгу мяч у наших центральных защитников (менее 10% владения мячом на троих) – они быстро двигали мяч вперёд и сосредотачивались на обороне, как и наши крайние защитники. А вот показатель нападающих Никифорова и Канунникова невысок (5,1% на двоих).

Но куда интереснее оценить структуру владения мячом в матчах с Амкаром и Ростовом (где разница во владении не так значительна, а результат для нас неудовлетворительный). В игре с Амкаром среди лидеров по владению мячом центральные защитники Димидко (7,7%) и Эдиев (6,6%), Аделейе – пятый в команде (5,6%). На троих центральные защитники владели мячом почти 20% игрового времени матча. Для сравнения, тройка центрдефов пермяков набрала 15,3%. Черевко и Наваловский установили рекорд сезона по владению мячом для наших латералей -10% игрового времени (6 из них у Наваловского). Выходит, что 30% игрового времени (почти полчаса игры) мячом владели наши защитники. Остаётся всего 18,6% времени – они распределились так: 5,9% - наш опорник Карасёв, катающий мяч защитникам; на всех остальных (коих 8 человек) – 12,7%, у Амкара цифра превышает 15% (на 5 игроков группы атаки). Да, не доиграл матч Кабутов, но на замену вышли сразу 3 атакующих игрока, и команда только добавила во владении мячом. Показательно, что один только Оланаре набрал 4,3% времени владения мячом, что больше, чем у Канунникова, Секульского и Марковича вместе взятых (4,1%). А Мирослав Маркович отыграл 25 минут и коснулся мяча 4 (!) раза. Выводы очевидны: мяч в атаку у нашей команды доводится очень плохо, а нападающие бегают без мяча.

С Ростовом в гостях снова вышли в старте 3 центральных полузащитника, что перенесло центр нашей игры из защиты в полузащиту (14,8% игрового времени). Здесь снова больше всех владел мячом Карасёв (5,5% игрового времени), который опять провёл откровенно слабый матч в созидании (ни одной передачи под удар, всего 14 передач в атаку, зато 18 назад). Нападающие обеих команд владели мячом одинаково (по 5,2% времени), но зато у нас не нашлось своего Калачёва (7,6% игрового времени, удар в штангу в эпизоде со вторым голом и голевая передача в случае с первым). Вот ещё один наглядный пример наличия в команде плеймейкера.

3. Передачи

Общее количество передач: 1084-1438 (312-561, 396-441, 376-436).

По количеству передач СКА выдал неплохой отрезок, показав средние для себя результаты. За 500 передач в матчах против нашей команды перебрался только Ахмат (почти в 2 раза больше передач, чем у СКА-Хабаровск). В остальных матчах разница не так уж велика, хотя, конечно, хотелось бы видеть преимущество в этом компоненте в домашней игре с Амкаром. Более показательна структура этих передач.

Появление на тренерском мостике Передни знаменовал переход к резкому увеличению количества длинных передач (83 длинные передачи – при Билялетдинове мы так не играли, в частности, в матче с Уралом их было только 49), что, как ранее отмечалось, сочеталось у нас с перекатыванием мяча защитниками (долгое перекатывание и пас вперёд). 177 передач на атакующую треть – лучший показатель нашей команды за последние 15 игр (как раз с гостевого матча с Амкаром) говорит о нацеленности команды в атаку. Обязанности разыгрывающих на себя брали Димидко (19 длинных передач, 17 передач на атакующую треть) и Эдиев (15 длинных и 26 на атакующую треть (здесь, правда, стоит вспомнить, что доигрывал матч Исмаил уже правым защитником)). Активно играли и наши края: Наваловский (28 передач на атакующую треть) и Черевко (22). А вот наш опорник Карасёв по этому показателю только пятый (19), ибо половину своих передач (25) отдавал назад. Длинной передачей мяч чаще всего доводился на фланг, откуда шли бесконечные навесы в штрафную (27 навесов за матч – рекорд сезона): в основном справа (8 – Кабутов, 6- Черевко, 5 –Эдиев). Насколько это было эффективно скажут следующие цифры: 9 блокированных кроссов игроками Амкара, 2 из 10 выигранных верховых единоборства у наших нападающих, 1 удар головой у нашей команды). Удручающие цифры.

А вот в гостевой модели вся надежда по доставке через длинный пас на вратарей (29 длинных передач у Криворучко в игре с Ахматом, остальные игроки не добрались и до 10; 23 длинных у Довбни в игре с Ростовом). Разве что в Ростове на помощь Довбне, раскидывающему передачи на фланги (чаще всего на левый), пришёл Исмаил Эдиев, сделавший 11 длинных передач. По доставке мяча на атакующую треть отметились Артём Самсонов (23 передачи на атакующую треть), активно включавшийся в атаку и раздававший передачи с полуфлангов и Георгий Наваловский, забегавший по левому флангу (21 передача).

Точность передач (в %): 66-81, 81-84, 75-81.

34% брака в Грозном – это, конечно, много. Но, для команды, мало владеющей мячом и побыстрее доставляющей мяч вперёд длинной передачей (чаще всего голкипера, доведшего до адресата мяч только 8 раз за игру) это неудивительно. 44% брака у Исмаила Эдиева (из 25 передач дошли только 14) – ошибался он не только в длинных, но и в коротких передачах. Долгий простой не прошёл на пользу Исмаилу, к тому же в этой игре Исмаил схватил жёлтую карточку. 13 неточных передач из 33 (39%) у Самсонова, при том, что половина его передач шла назад и почти все они адресовались ближнему. Александр Макаров в той игре набил 92% точности передач, хотя передач он сделал немного (24), но с доставкой мяча на правый край на Черевко и смещающегося туда Самсонова он в целом справлялся. У самого Черевко 45% брака (11 из 20 точных передач) при том, что он всего 1 раз подавал в штрафную, а в основном отдавал короткие передачи в центр поля.

В игре с Амкаром команда второй раз за сезон превзошла отметку в 80% точных передач (к слову, первый также был в матче с Амкаром). В основном такой процент –заслуга Аделейе (46 из 49 передач точные, точность 94%) и Карасёва (47 из 51 точных, точность 92%). Первый меньше других центральных защитников делал длинные передачи, играя на своей половине половине поля и менее всех включаясь в атаку. Второй почти половину передач (25) отдал назад, практически не двигая мяч на атакующую треть (19 из 52 передач), не сделав ни одной передачи под удар. Так что для Аделейе – это, в целом, успех, а для Карасёва (учитывая, что он был единственным опорником)– это скорее даже минус. 46% брака за почти час игры у Кабутова – но это объяснимо, так как 8 из 13 передач представляли собой навесы в штрафную.

В игре с Ростовом много брака допускал Канунников: 21 передача, 9 точных. Максим пытался цепляться за мяч и скидывать мяч головой на партнёров (13 передач головой). Судя по всему, получалось не очень – меньше 50% точности передач и ни одной передачи под удар партнёра. Со знаком плюс отмечу Довбню – из 24 передач 15 точных. Стоит признать, что Довбня куда лучше Криворучко действует ногами – одна из его передач на Секульского завершилась дальним ударом последнего. Снова очень высокий показатель точности у Карасёва (94%, 45 из 48). Но из них только 14 на атакующую треть, в основном Павел раскидывал мяч ближайшим партнёрам в центре поля, хотя и делал это с минимумом брака.

Ключевые передачи: 15-36 (5-16, 8-12, 2-8).

Как всегда, в этом компоненте серьёзное преимущество наших соперников (даже если эти соперники не из верхней части таблицы).
В матче с Ахматом 2 передачи под удар у Самсонова – обе не с игры: подача углового и вброс мяча из аута, когда пробил Никифоров. В игре с Амкаром 3 передачи под удар у не доигравшего матч Кабутова – передача по центру в штрафную на Канунникова и два навеса в штрафную – на того же Канунникова (удар был заблокирован) и в штрафную на Черевко (самый верный момент нашей команды). Игра с Ростовом – это яркая демонстрация кризиса в атаке – всего 2 ключевые передачи – одна из них вышеупомянутый вынос Довбни, а вторая – передача Федотова под удар Карасёва (когда надо было уже бить самому).

4. Успешные обводки 7-6 (2-4, 1-1, 4-1).

15 попыток дриблинга предприняли футболисты наших соперников на троих – совсем не самый высокий показатель. Хотя в чемпионате России в целом с обводками довольно строго (особенно в Ростове, всего 1 попытка за игру). Наши футболисты от ростовчан недалеко ушли. В домашнем матче с Амкаром вместо попыток обвести соперника команда сваливалась на подачи в штрафную (всего 2 попытки дриблинга – очень низкий показатель, худший в этом календарном году). Хотя по качеству мы соперников превзошли (64% против 40%), но при таком объёме (в среднем по 3 обводки за матч), дриблинг не даёт команде серьёзного преимущества. С точки зрения дриблинга выделить в команде некого (хотя если постараться, то можно выделить Никифорова, можно ответить 2 удачных обводки Никифорова в конце матча с Ростовом, но сделаны они были вдали от ворот соперника).

5. Силовая борьба

Успешные отборы: 33-40 (12-13, 10-10, 11-17)

Довольно ровные показатели в двух из трёх матчей, только в Ростове хозяева лучше действовали в отборе. Отмечая высокую успешность игры в отборе (91% в игре с Амкаром и 92% в Ростове), можно посетовать на небольшое общее число попыток (включение прессинга в Грозном привело к уменьшению эффективности отбора до 75%). Хотя прессинг этот не вылился в отборы мяча (всего 2 отбора на чужой половине поля с сохранением мяча). Зато высокий прессинг можно отметить в начале и конце игры с Ростовом и отметить Георгия Наваловского, 2 раза, отобравшего мяч на чужой половине поля. 2 удачных отбора (с сохранением мяча) у Георгия и в домашней игре с Уралом. По 2 отбора с сохранением мяча в игре с Ахматом у Черевко, Карасёва и Эдиева (но у всех них по 4 попытки отбора, а Исмаил дважды позволил себя обвести, в то время как Наваловский показал 100-процентную эффективность).

Перехваты: 39-46 (15-20, 13-12, 11-14).

Вроде и владеют мячом соперники больше и совершают больше передач (в том числе в атаку), а перехватов всё равно у нас меньше. Такие показатели могут говорить только о не самом высоком качестве передач (особенно актуально – СКА в полтора раза просел в количестве собственных перехваченных передач даже по сравнению с мартовскими матчами, особенно заметно это было в Грозном) и собственном неумении перехватывать передачи соперника. В матче в Грозном нападающие СКА прессинговали игроков Ахмата и перехватили 5 передач соперника (3 – Канунников, 2 – Никифоров, 4 перехвата на чужой половине поля). Ещё 3 перехвата совершил Карасёв. Но ещё лучше играли на перехвате игроки Ахмата Анхель Уилкер (6 перехватов) и Антон Швец (5). В матче с Амкаром высокого прессинга ни у одной из команд не наблюдалось (17 из 20 отборов команд на своей половине поля), а лидером ожидаемо стал защитник Димидко (6 перехватов в/ около своей штрафной, 5 из них пришлись на первый тайм). Схожая картина наблюдалась и в Ростове (хотя в отборе на чужой половине поля команды действовали агрессивно): на этот раз у Димидко 3 перехвата плюс 4 перехвата у Эдиева – очевидно, что также у своих ворот.

Выносы: 68-59 (30-14, 11-30, 27-15).

Девиз гостей: при любой напряжённости выноси мяч подальше. В игре СКА – Амкар им уж руководствовались пермяки. На этот раз матча со Спартаком, где мы всю игру выбивали мяч подальше от своих ворот, не было, поэтому некоторый прогресс в плане уменьшения количества подобных ситуаций объясним. В матче с Ахматом 7 выносов совершил Эдиев (5 из своей штрафной, 4 в концовках таймов). В игре с Ростовом 7 выносов у Пуцко (также 5 из своей штрафной, 4 из них в первом тайме).

Выигранная борьба в воздухе: 43-49 (11-19, 10-19, 22-11).

Все три матча изобиловали верховой борьбой, и если в матчах с Ахматом и Амкаром наши футболисты воздух проиграли, то в Ростове выиграли (вообще, 22 выигранных верховых единоборства и 67% выигранных единоборств –лучшие показатели нашей команды в весенней части) . Но если игроки Ахмата потрепали нервы нашей обороне опасными ударами головой в конце матча, футболисты Амкара создали верный шанс забить (промахнулся Огуде), то игроки СКА-Хабаровск, выиграв воздух, ни разу не пробили со второго этажа по воротам. Вот и вся разница: в нашем случае вверху мяч выигрывался в середине поля и после этого практически ничего не происходило – ни одной скидки головой под удар, ни одного попадания в створ в игре. Одни лишь потери мяча, говорящие о слабой игре на подборе.

В матче с Ахматом наши футболисты упорно забрасывали мяч на Канунникова (14 единоборств в воздухе), но такой приём не работал: из 14 единоборств в воздухе Максим выиграл только 4 и то в центре поля. В матче с Амкаром больше всех боролся в воздухе в атаке Секульский – у него получилось ещё хуже – только 1 выигранное единоборство из 6. В матче с Ростовом снова шли верховые забросы на Канунникова, и на этот раз Максим преуспел, выиграв 10 из 13 воздушных противостояний. К чему это привело? Как говорилось ранее – ни к чему.

Что касается игры в обороне, то возле своих ворот в матче с Ахматом наши игроки чисто выиграли только 2 из 7 верховых единоборств. В матче с Амкаром Димидко выиграл 3 из 5 верховых единоборств, а Эдиев только одно из трёх. В Ростове чаще всего вступал в борьбу в воздухе Пуцко, выигравший 4 из 7 единоборств.

Блокировки: 27-28 (9-8, 6-12, 12-8).

Вроде и ударов по нашим воротам изрядно? и подач в нашу штрафную очень много, но при этом мы уступаем соперникам в количестве блокированных ударов (4:6), а по кроссам идём примерно вровень. Вообще, факт, что из 44 ударов было заблокировано только 4, нагоняет печаль и говорит либо о том, что наши футболисты, блокирующие по сезону в среднем по 4 удара за игру, резко разучились накрывать удары, либо… о том, что наши футболисты потеряли турнирную мотивацию и позволяют соперникам беспрепятственно бить по воротам.

В матче с Ахматом четыре подачи грозненцев заблокировал Самсонов. В игре с Амкаром кроссы блокировал уже Канунников (3). В игре с Ростовом активно мешал подавать мяч на наши ворота Александр Димидко.

Фолы: 26-40 (9-17, 12-10, 5-13).

Подчёркнуто аккуратно стараются действовать наши футболисты. 5 фолов в Ростове – это повторение лучшего для нас результата (по иронии судьбы, матча в Махачкале, где большую часть игры играли в меньшинстве). К тому же в Ростове команда ни разу не нарушила правила на своей половине поля, что, при наличии у ростовских футболистов Калачёва и грамотной организации игры на стандартах, вполне логично. За 3 игры на подступах к штрафной наши игроки нарушили правила только один раз (Эдиев в матче с Ахматом возле правого угла штрафной). Такая осторожная игра поспособствовала тому, что по нашим ворота со штрафных соперники нанесли всего один удар (опасный удар Огуде при навесе после фола Канунникова).
При этом за 2 игры Исмаил Эдиев схватил 2 жёлтые карточки (теперь у него их 7, следующая приведёт к пропуску матча), Дмитрий Кабутов получил красную карточку и дисквалификацию за фол на Заневе, а Казанков получил жёлтую в Ростове за симуляцию.

Заключение:

Стоит признать, что одно нами набранное очко в последних матчах – это наш потолок. Возможно, недобрали в игре с Амкаром, но зато отскочили в матче с Ахматом. Хотя на основе анализа ударной статистики можно ожидать, что свой гол на стадионе Ленина (хотя, едва ли больше) наши футболисты ещё забьют. Осталось только попадать в створ (с чем у нас очень ощутимые проблемы). При этом в обороне наши футболисты стали меньше позволять соперникам бить по нашим воротам (хотя, здесь всё может упираться в не самых мощных в атаке соперников). Тяжёлая ситуация у команды со стандартами (бить некому, подающие пока не определены), нет и точных дальних ударов с игры – осенью сетовал на слабую точность Коряна и Дедечко, а в отсутствии оных опасность свелась к нулю. При этом есть проблемы и при обороне на стандартах – пропущенные мячи от Урала и Ростова на угловых и совсем экзотический пропущенный мяч … с собственного стандарта (Мирзов из Тосно убежал в контратаке именно после нашего стандартного положения). А если добавить парад ошибок с игры – свечку Димидко и искусственный оффсайд в игре с Амкаром, промедление Баляйкина в Ростове, то общая картина печалит, ведь много бить и не надо – достаточно дождаться нашей ошибки.
Команда достаточно владеет мячом, но часто владея мячом начинает перекатывать мяч поперёк поля на своей половине поля. Проблемы есть и в центре поля, где Карасёв действует уж слишком осторожно, тормозя развитие или губя начало атаки в зародыше. В итоге вся игра сваливается на длинные передачи Эдиева и Димидко вперёд и навесы с фланга в штрафную (не самые качественные), где обычно наши нападающие (чаще всего, Канунников) борьбу проигрывают. А если и выигрывают, либо не не выигрывается подбор, либо мяч теряется вскоре после эпизода с единоборством – до удара дело практически не доводится.
Футболисты не решаются идти в обводку, но при этом очень часто теряют мяч (77 потерь за 3 матча), часто делая не очень точные передачи, позволяя соперникам перехватывать мяч.
Также игроки всё меньше принимают ударов на себя, что, на мой взгляд, дурной синдром. Ведь моральное состояние команды на довольно низком уровне. Какое удовольствие можно получать от игры, где ты мало бьёшь по воротам, не попадаешь в створ, а команда обречена на вылет. И ведь в дальнейшем какого-то всплеска мотивации ждать не приходится (разве что желание громко хлопнуть дверью, но в соперниках будут Краснодар и Зенит, бьющиеся за попадание в Лигу Чемпионов). Тем не менее, как болельщик СКА-Хабаровск, продолжаю надеяться на чудо и вдохновение у наших футболистов. Впереди Динамо, которое проводило матч в середине недели в Санкт-Петербурге; Уфа, с которой мы уже набирали очки; Краснодар (Хабаровску надо красиво попрощаться с РФПЛ) и Зенит (последний матч в РФПЛ). Что ж, верим в лучшее.

Константин Дубровин / nob_keeper






Обсуждение:

Честный:

+1    

Надеюсь Казанков после перелома ноги набрал форму и уже попадёт не в штангу а в ворота. Верим в команду до конца !

28 апреля 2018 г. в 22:09  |  Ответить

21 ЛОЕР:

+4    

Константин, спасибо за очередной разбор полетов нашей армейской дружины)

29 апреля 2018 г. в 12:32  |  Ответить

21 ЛОЕР:

0    

Честный, Макс вообще креативный игрок и очень жаль, что его долгое время не было на поле. В прошедших матчах ощущалась нехватка в действиях наших каких-то нестандартных решений, смелых действий на подступах к штрафной, а Казанков способен за счет неожиданных действий обострить ситуацию и создать голевой момент.

29 апреля 2018 г. в 12:36  |  Ответить

Горлукович:

-2    

Вы в эту команду Месси поставите игры всё равно не будет , а вы Казанков Казанков )

30 апреля 2018 г. в 08:49  |  Ответить

Добавление комментария:


Отправка комментариев временно доступна только для зарегистрированных посетителей.

Войдите на сайт, чтобы оставить свой комментарий к новости.